«Студенческая весна РУТ (МИИТ) – 2019». Второй день

11 апреля 2019 - Алпатов Дмитрий
«Студенческая весна РУТ (МИИТ) – 2019». Второй день

Гимназия РУТ (МИИТ), «Алиса в Стране театра»

Вслед за Медицинским колледжем в этом году на студвесне Российского университета транспорта дебютирует Гимназия РУТ (МИИТ). Раус-программа была необычной, с танцевальными и вокальными номерами, которые по сути были показаны только для жюри. Позабавили ещё и тем, что вместе с руководителем репетировали аплодисменты перед началом представления. Дети всё-таки. При этом микрофоны расположили перед сценой и технических проблем не испытывали, в отличие от взрослых студентов первого дня.

И всё же детей судить сложно. Представление было коротким, немного наивным, немного нелепым. И как его оценивать на равных с ИПСС, например, совершенно непонятно. По сути оно состояло из пантомимы о спасении Шуриком кошки Алисы, попавшей в Страну театра, и почему-то заявленными одним номером инсценировок рассказов «Злой мальчик» Чехова и «Любовь» Зощенко. В последней порадовал актёрским мастерством парень, который играл уличного грабителя. Но в целом это было всё же несколько по-детски, что возможно и подкупило судей.

Комментарии членов жюри:
Евгения Рожок похвалила детей за сценическую органичность. Тут же выяснилось, что это представление поставлено уже давно, и ребята не раз его играли на других площадках.
Пётр Судейный посчитал лишним авторские голоса. Ему понравился поклон, как отдельное действие. Чуть позже он признался, что впервые за пять выступлений поставил все высшие оценки.
Константин Костриков передал поклон директору гимназии, которая воспитывает таких детей. Его поразила искренность и нежность.

 



ГИ, «Следуй за мечтой»

Давайте начнём с того, что Гуманитарный институт на момент своего выступления показал наиболее классическую студвесну. Минимум театральных вставок, максимум музыкальных и танцевальных номеров. Достаточно условная постановка «Синей птицы» играла здесь роль связующей нити, была скорее видом конферанса, нежели центральным действием. Хорошо это или плохо, вопрос сложный. Для классической студвесны с темой «Сказки», например, очень хорошо. А для имеющейся сейчас театральной темы не очень. Если же от этого абстрагироваться, то концерт получился. А тут как раз подходит слово «концерт», которого я до сего момента избегал. И концерт получился атмосферным. Каким-то ночным, сонным (но не сонливым), сказочным. И зрители это прочувствовали. Несмотря на высокое качество номеров, народ реагировал сдержано, прерывать действие излишним шумом не хотелось. А вот в начале и в конце группа поддержки кричала громко и единодушно.

Хвалить можно практически каждый номер, но тогда репортаж превратится в перечисление номеров, копипаст из программки. Никому это не надо и не интересно. Давайте обозначим самый большой успех и самый глубокий провал.

В первой категории выделю вокальный номер «Они нарвались». Песня Ночи и человеческих пороков на мотив из мюзикла «Чикаго». Музыка была знакомая, а текст абсолютно новый, авторский, написанный Валерией Мороховой. И это была не просто песня, а именно номер, с прозаическими вставками от разных персонажей, с логическим продолжением в следующем номере, «Каюсь», исполнительница которого, Анастасия Алгаева, выступала с температурой (очередной респект).

А провал, который как выяснилось присутствовал и на генеральной репетиции, случился после вокально-танцевального номера о времени. Все как будто бы вдруг попали в какую-то временную петлю, забылись, потерялись, начали повторять одни и те же фразы. Пауза была длительной и неловкой.

И чтобы не быть совсем уж немногословным, то отмечу ещё момент, где соединилось вместе положительное и отрицательное. Песня «Ведьма», замечательно исполненная Алтынай Батаргали, должна была плавно переходить в последующий «Танец призраков». Ведьма же пугала главных героев, наколдовала им призраков. Однако с танцорами она никак не контактировала и даже не успела увидеть – убежала со сцены, как будто сама их испугалась. Это как отрезать голень от бедра без причины, они, как и эти номера, должны работать вместе.

В целом всё было хорошо. Что и следовало ожидать от таких режиссёров, постановщиков и одновременно исполнителей, как Марина Ажажа и Валерия Морохова.

Комментарии членов жюри:
Станислав Романовский не увидел собранного концерта, хотя по настроению он получился добрым и светлым. Отметил детский голос Дарьи Даниловой, сыгравшей главную героиню. Обратил внимание на то, что Гуманитарный институт начинает оправдывать своё название, растёт, два-три года назад было хуже.
Константин Костриков радовался большому количеству музыки, отмечал контраст с первым днём, гораздо более мрачным. Взял на карандаш Алтынай и в целом похвалил вокалистов, несмотря на некоторые изъяны. Наставлял, что крик в пении недопустим, как бы ни хотелось донести эмоцию.
Зинаида Ковалёва отметила красивый состав вокальной группы и порадовалась за свои уши. Тем не менее заметила, что начало концерта было многообещающим, но ожидания не до конца оправдались. «Немножко… не немножко, а конкретно просаживали художественное слово». Тем не менее высокие оценки поставлены.
Ольга Елисеева заметила, как замечательно были сыграны бабушка и дедушка, что у молодых людей не всегда хорошо получается. В хореографии не хватило эмоций, никто не работал лицами, хотя по технике отлично. Просила не заставлять зрителя за них переживать. Это про ту самую паузу. «Но синяя птица пролетела. Не так, которая на веревочке, а какая надо».
Владимир Тарасов утверждал, что каждый из номеров являлся законченным эстрадным произведением. Сказал и о связи «Ведьмы» с «Танцем признаков» – логически она есть, а эмоционально нет. Посоветовал сделать птицу из дрона. Возможно, в гала-концерте мы это увидим.

 



ИУИТ, «Федот-стрелец, купидон сердец»

Институт управления информационными технологиями устроил самую обширную раус-программу на данный момент: ведущий и аниматоры в костюмах, сценическое пространство, угощение чаем и разнообразными пирожками, несколько разных конкурсов, например, бирпонг, без пива, конечно. А так как ИУИТ собрал наибольшее на данный момент количество зрителей, то бездельничать ребятам на раусе не приходилось.
Если честно, я даже не знаю, что дальше говорить об их представлении. Сперва дам слово профессионалам.

Комментарии членов жюри:
Ольга Елисеева поинтересовалась и получила утвердительный ответ – костюмы и грим мешали артистам. Надо с ними отрабатывать ещё и на репетициях, чтобы привыкнуть. Сказала, что это был не совсем театра, но театр миниатюр. Поблагодарила за культуру, высокую сценическую культуру исполнения.
Станислав Романовский поделился мнением, что спустя несколько лет относительно посредственных концертов, ИУИТ добился полного успеха. В череде похвал упомянул парочку технических ошибок. Высказал мнение, что это готовый коммерческий продукт, и ввёл новый термин – профессиональная студенческая самодеятельность.
Евгения Рожок поблагодарила за преображение на сцене. Пожалела, что в протоколах никак нельзя было оценивать театральные вставки. Заметила, что ближе к концу танцоры немного устали.
Константин Костриков посчитал, что жанрово всё было на своих местах. Назвал артистов интеллектуально грамотными. Не удержался и от капельки критики – у Максима Бобкова из-за множества движений сбилось дыхание; дуэт, певший «Мы белые ангелы», тоже делал это не без ошибок. А вот баянисту Егору Курицыну даже пожал руку.
Владимир Тарасов посоветовал улучшить подсветку декорации болота. Уточнил комментарий Станислава Романовского в том смысле, что у ИУИТ профессиональный студенческий коллектив, но уже не самодеятельный.
Зинаида Ковалёва: «Отхлопала себе все ладошки». Призналась, что это её любимая сказка, и согласилась, что это уже готовый коммерческий продукт. Критические замечания были сугубо профессиональными, непонятными для простых людей. Например, Вере Сергиенко было сказано, что «расстояние от субтона до смыкания выпадает; говорильню ниже на два тона».

Последний комментарий даёт понять, что постановка была настолько хорошей, что изъяны в ней можно было найти только под профессиональным микроскопом. В конце концов даже Евгений Юрьевич Думбровкий не выдержал и против своего обыкновения встал и высказал одобрение и восторг. Сообщил, что впервые за семь лет после редактуры организаторы и студенческий коллектив пришли к полному пониманию и требования первых в точности сошлись с возможностями вторых. В конце он не преминул добавить, что в любом произведении главное текст.

Главное текст. А у меня и слов нет, как круто получилось у ИУИТ.
У меня! Да слов чтоб нет!
Помнит кто-нибудь такое
За последние семь лет?

Расшибуся я в лепёшку,
Но скажу ещё немножко.
А не то выходит даром
Я харчу свою картошку.

Во-первых строках декор.
На корню пресечь чтоб спор,
Обозначим словом «лепо»
И продолжим разговор.

Дальше мой рассказ про грим.
Будто смотришь стрим Skyrim.
На гастроль с таким поехать
Так не стыдно даже в Рим.

Перейдём скорей к одёже.
Тканью, кроем так пригожа,
Что примерь на Тириона –
И не так крива уж рожа.

Скажешь: «Ну, это всё пыль.
А коль на сцене был б пустырь»?
Так хорошему танцору
Не мешает и костыль.

Во главе угла вокал!
И истории накал!
И актёрища такие –
Всяк в экстаз бы тут же впал.

В общем, было высший класс!
Опосля все пили квас.
Хош не верь, а хош завидуй,
Но закончился рассказ.


С восхищением, Андрей Козлов
Фото: Анастасия Дорожкина

Рейтинг: 0 Голосов: 0 491 просмотр
Комментарии (0)